О блоге

Генический блог - для всех, желающих самостоятельно разместить свои стихи, рассказы, скетчи, интересные случаи из жизни. Для общения, для творчества и для самовыражения.

Мы рады видеть вас на страницах нашего журнала

Поиск
Реклама
Видео дня

Черноморский Фатерлянд. Как немецкие колонисты хотели создать собственное государство в Украине

Черноморский Фатерлянд. Как немецкие колонисты хотели создать собственное государство в Украине

  
Сергей Громенко
историк, кандидат исторических наук, журналист
Четверг, 5 Июля 2018, 2000

Независимый Крым — Таврида должна была обеспечивать политическое и экономическое доминирование Германии в Причерноморье

100 лет назад, 5 июля 1918 года, фактически потерпел поражение план немецких колонистов в Северном Причерноморье получить собственное государство на территориях юга Украины и Крыма.

Несмотря на все попытки местных немцев, МИД Германской империи окончательно отклонил этот амбициозный проект из-за политических рисков, и хотя сама идея витала в воздухе ко времени поражения Берлина в Первой мировой войне, шанса на ее реализацию уже пропал.

Прибытие кайзеровских войск на территорию Украины в марте 1918 года и стремление Германии захватить Крым и Севастополь как разбойничье гнездо Черноморского флота побудили у местных немецких колонистов надежды на нормализацию их жизни.

Местные немцы, богатая и одна из самых влиятельных национальных меньшинств Российской империи, подверглись притеснениям со стороны царской власти после начала Первой мировой войны.

Их изгнание в Азиатскую часть государства вместе с конфискацией имущества нанесло непоправимый ущерб и экономике Украины с Крымом, и, разумеется, самим немцам.

Пережив имперские репрессии и первую волну большевистского террора, теперь уже украинские немцы стремились обезопасить себя на будущее.

Успехи немецких войск активизировали немецких колонистов, во главе которых стояли бывший министр колоний Германской империи Фридрих фон Линдеквист и пастор из Бессарабии Иммануил Винклер.

26 марта 1918 начальник штаба немецкой группы армий Айхгорн-Киев Вильгельм Грьонер сделал такую запись в дневнике

Вчера у меня были его экселенция фон Линдеквист, который только что прибыл из Ставки, и пастор Винклер, председатель доверительной совета немецких колонистов Причерноморья.

Они собираются развернуть среди немецких колонистов в Южной России пропаганду в пользу построения в Причерноморье и в Крыму (там при поддержке татар) немецкого государственного образования, которое находилось бы под защитой Империи.

В его состав должны войти также Херсон и, возможно, даже Одесса. В таком случае в отношениях между Германией и Австро-Венгрией дошло до борьбы а-la 1866.

Кроме того, Украина должна получить Одессу и выходы к Черному морю, иначе ее снова подтолкнут в объятия Великороссии.

Еще до вторжения в Крым Линдеквист склонял на свою точку зрения заместителя начальника германского генштаба Людендорф большими запасами продовольствия в поселениях колонистов и возможностью вербовать их в вооруженные силы.

Съезд 700 немецких колонистов Херсонщины, который состоялся в Одессе 9-10 апреля 1918 года, выступил с просьбой к кайзеру и немецкому правительству создать в Причерноморье государство для переселения в него немцев со всех территорий бывшей Российской империи.

По плану Винклера, это государство должно было простираться от Одессы до устья Дуная. Винклер утверждал, что рано или поздно Украина воссоединится с Россией, потому черноморская колония Германии должно быть полностью независимой от Киева.

Людендорф в своих мемуарах признал, что поддерживал идею сосредоточения немецких поселенцев в одном месте, но отрицал, что выступал за создание для них отдельного государства.

Однако официальные немецкие документы свидетельствуют против него.

В специальном меморандуме, переданном в МИД в середине апреля 1918 года, Людендорф характеризовал Крым как территорию, лучше всего подходящую для создания оплота немецких колонистов на Востоке.

Крымскую колонию следовало тесно связать с Украиной, а Севастополь сделать немецким Гибралтаром на Черном море. Однако тогда министерство выступило резко против, опасаясь осложнений украинского-германских отношений, поэтому этот план был на некоторое время отложен.

Кайзеровская оккупация Крыма 1 мая 1918 дала новое дыхание идеи образования на полуострове государства немецких колонистов.

И пока два генерала-правители, Павел Скоропадский и Сулейман Сулькевич, сошлись в схватке за статус Тавриды, колониальный проект все распространялся и распространялся, пока не дошел до императора Вильгельма II .

Силу этих настроений чувствовал сам украинский гетман. Будущее Крыма тоже было неясным.

С одной стороны, немцы там утвердились, и им Крым все больше и больше нравился. Какие были планы немцев, мне было неизвестно, но из разговоров с ними я чувствовал, что получение морской базы на Черном море на Крымском полуострове было для них чрезвычайно желательным.

Поскольку в Крыму есть много немецких колонистов, то мне казалось, их планы заходили еще дальше.

Если Грьонер, как видно из его дневника, в конце марта еще относился к колониальному проекту скептически, то уже через месяц изменил свои взгляды.

Так, 5 мая 1918 его ставка обратилась к рейхсканцлеру Георгу Фридриху Карлу фон Гертлинг с меморандумом, в котором анализировалось состояние немецких колонистов в Украине и содержались конкретные предложения по их статусу:

«1. Объединить Таврию и Крым в независимое государство.
2. Переселить к этому государству немцев, которые в настоящее время оставались в южной России (включая Бессарабией и Кавказом).
3. Обеспечить в этом государстве экономические льготы для Германской империи и право на использование Севастополя в качестве базы немецких ВМС на Черном море.
4. Приобщить это государство в Украину и обеспечить между ними связь, существующую между Баварией и Пруссией «.

В меморандуме констатировалось, что в связи с невозможностью длительного существования независимого крымского государства, оно должно войти в федеративные отношения с Украиной.

Целью всего плана, отмечалось в меморандуме, было обеспечить экономические интересы Германии в Черноморском регионе, а целесообразность отделения полуострова аргументировалась неблагоприятной для Берлина перспективой полного поглощения Крыма Украине.

7 мая 1918 в селе Бютень (ныне — Ленинское) состоялась конференция немцев, на которую съехалось почти 400 делегатов не только из Крыма, но и из Мелитополя, Бердянска, Херсона и Одессы.

Председательствовал на конференции Винклер, с докладом выступил фон Линдеквист. Было принято решение о создании в Крыму Союза немцев юга России, об установлении контакта с Германией, о помощи ей продовольствием и подпиской на военный заем.

В принятой резолюции подчеркивалось, что «немцы-колонисты приветствуют немецкую армию, выражают благодарность за поддержку, что немецкие колонии просят распространить немецкую власть на Крым, а если это окажется невозможным, то дать возможность переселиться [им] в Германии».

На конференции в бельгийском Спа 11 мая 1918 колониальный проект, поддержанный Людендорфом, наткнулся на решительное сопротивление министра иностранных дел Кюльман и посла в Украине Мумма фон Шварценштайна и был отложен в долгий ящик.
Единственное, чего удалось достичь инициаторам — это назначение при правительстве гетмана Скоропадского особого представителя в деле защиты немецких поселенцев князя Генриха Ройса. Но тот, по иронии судьбы, тоже оказался противником образования независимой колонии в Крыму.

Впрочем, Линдеквист не собирался сдаваться. 8 июня 1918 он снова встретился с Людендорфом, чтобы заручиться его поддержкой перед встречей с имперским канцлером Гертлингом.

Новый план заключался в следующем — так Крым должен постепенно объединиться с Украиной, Киеву следовало навязать новые условия как цену за подобную уступку, а именно разрешение на переселение в Крым и Северную Таврию немцев из внутренних областей России.

Это, по Линдеквисту, было едва ли не единственным способом обезопасить российских немцев от потери национальной самобытности и полной ассимиляции. Сотрудник МИД Германии Оскар Пауль Траутман, который присутствовал на встрече Линдеквиста с канцлером, отметил, что подобный план вызовет сопротивление украинской стороны.

Он считал, что добиться от гетмана гарантий прав немецких поселенцев на контролируемой им территории будет вполне достаточно.

Зато с пониманием к новому плану Линдеквиста отнесся Людендорф. Правда, он уже пришел к выводу, что создание отдельного немецкого государства в Причерноморье невозможно из-за его незащищенности в случае войны, но генерал согласился с мнением, что немецкие поселенцы из разных областей на Востоке должны собраться в Крыму и соседней Тавриде.

В новом меморандуме по вопросу немецких колонистов на Востоке Людендорф изложил подробную программу их расселения в Крыму и на других пригодных для этого территориях.

Людендорф писал о «независимой Крым — Тавриде», которая будет обеспечивать политическое и экономическое доминирование Германии в Причерноморье и которая будет находиться в тесной связи с Украиной.

Также он снова вспомнил о необходимости превращения Севастополя в оплот немецких военно-морских сил. По замыслу генерала вокруг Грузии образовывался «антиславянский союз», в который также должны были войти Дон, Кубань, Терек и приволжские казаки. А вот характер связей Крыма с Украиной четко определен не был.

Этот план, как и предыдущие, натолкнулся на сопротивление дипломатов. Посол Шварценштайн узнал о новой идее Людендорфа от майора Фридриха Бринкмана, «политического офицера» при штабе немецких войск в Украине и на этот раз на его сторону стал Грьонер.

Он отвергал план Людендорфа как утопический, зато снова настаивал на поддержке независимости Украины и постепенном вхождении Крыма в ее состав.

Были представлены различные аргументы, чтобы убедить Людендорфа в том, что интересы немецких поселенцев на Востоке будут обеспечены и без создания отдельного государства.

16 июня 1918 МИД Германии еще раз объявило Верховного Главнокомандования, что выступает против образования «Крыма-Таврии».

Одновременно Линдеквист сделал еще одну попытку получить поддержку своей идеи со стороны императора, предложив ему, чтобы колониальная держава в Крыму руководствовалась немецким регентом.

Однако кайзер Вильгельм II в высказался в поддержку позиции своих дипломатов и отказал Линдеквисту. Но Людендорф отнюдь не оставил своих планов по созданию немецкой колониальной державы в Причерноморье.

В своей телеграмме от 2 июля 1918, накануне очередного совещания имперского руководства, он отмечал:

«Этнографически Крым не является Украиной, мы не обещали передачу этой территории Украине. Таким образом, Украина не имеет оснований возражать против нашего плана сосредоточения немецких поселенцев на полуострове.

Украина, естественно, примет такой план, потому что Крым, который останется в распоряжении Великой России будет представлять для Киева гораздо большую проблему, чем заселенный немцами Крым, поддерживающий тесные связи с Украиной.

Трудно понять, почему подобное сосредоточение немцев на одной территории должно быть менее приемлемым для Украины, чем россыпь немецких поселений по всей стране.

Более того, интерес Германии превыше всего. В наших интересах создать политическую общность на берегах Черного моря. В такой общности будет преобладать немецкий элемент, и она послужит базой для нашего дальнейшего продвижения на Восток «.

Конференция 2-3 июля в Спа, на этот раз проходила под председательством кайзера Вильгельма II, хотя и не поддержала проектов Людендорфа по обустройству в Крыму немецких колонистов, все же не выступила и за немедленное вхождение полуострова в состав Украины.

Бринкман докладывал: «Когда мы вступали в Крым, все ждали, что мы возьмем на себя защиту страны. Нужно было покончить с положением, когда в стране нет правительства.

Мы стояли перед дилеммой, поскольку там нет возможности воплотить декларацию о независимости страны на основе народного волеизъявления. Теперь Великороссия и Украины претендуют на Крым.

Согласие в этом вопросе между обеими так же невозможна, как и в вопросе о границе. Порядок, во всяком случае, нужно установить.

Большевистские преступники там еще на свободе. Мы не можем задним числом делать правосудие. Население не в состоянии сформировать правительство.

Генерал Сулькевич готов управлять страной в согласии с нами. Но он отвергает любое политическое сотрудничество с Украиной.

Такое требование привело бы к падению его правительства. Мы должны учитывать, что Крым скоро обратится к имперского правительства по поводу признания его самостоятельности «.

В тот же день была принята следующая резолюция «крымского вопроса»: «Местное военное командование считает правительство генерала Сулькевича правительством де-факто, несмотря на отсутствие формального признания его со стороны имперского правительства. Не стоит только способствовать самостоятельности для будущего Крыма».

На второй день обсуждался, среди прочих, и вопрос призыва на службу в вооруженные силы Германии немецких поселенцев из Причерноморья, а особенно — из Крыма.

Людендорф понимал, что колониальный проект будет иметь больше шансов на одобрение, если в кайзерской армии будет служить много выходцев из бывшей Российской империи.

По его рекомендации приняли решение направить усилия для привлечения на службу добровольцев из числа поселенцев, обещая имперское гражданство тем, кто будет участвовать в военных действиях.

Хотя Людендорф подчеркнул, что призыв на военную службу крымских немцев имел смысл только после принятия четкого решения по будущему статусу Крыма, чего сделано не было, результатами конференции он остался доволен.

Генерал распорядился начать немедленную подготовку к массовому призыву немецких поселенцев на оккупированных Германией территориях, количество которых оценивалась в 600 000 человек. Перед отправкой на Западный фронт они должны были пройти трехмесячный обучение.

Впрочем, как и предсказывали скептики, реакцию поселенцев на призыв служить в кайзеровской армии трудно было назвать оживленной, поэтому через некоторое время план призыва отменили.

Но эти инициативы Людендорфа не оставило без ответа Министерство иностранных дел. В пространном меморандуме 5 июля 1918 внешнеполитическое ведомство еще раз подчеркнуло неприемлемость создания немецкой колониальной державы в Причерноморье. Главными аргументами были следующие:

1) технические сложности реализации подобного плана;
2) политические сложности, которые неизбежно возникнут независимо от того, останется Украины независимой или воссоединится с Россией;
3) проблемы с Турцией, особенно после отклонения плана создания турецкой колонии в Крыму;
4) неприемлемости утверждения, будто сосредоточение немецких колонистов в Причерноморье создаст условия для их максимальной защиты;
5) убеждение, что расселение большого количества немецких поселенцев по всей территории приведет к усилению германского влияния на обширных пространствах Востока;
6) убеждение, что успешная репатриация немецких поселенцев и в этом вопросе будут сотрудничать украинцы и другие народности.

Также МИД предложил ряд конкретных рекомендаций, предназначенных гарантировать полную защиту интересов немецких колонистов на Востоке: организовать местные и районные административные учреждения, возглавляемые немцами; провозгласить свободу вероисповедания и выбора образовательных программ; обеспечить присутствие немецких представителей в законодательных органах стран проживания; создать должность специального министра или представителя немецких поселенцев при центральном правительстве страны; предоставить немецким властям право защищать интересы своих колонистов.

Меморандум должен был быть последним словом Министерства по проблеме немецких поселенцев на Востоке — и Людендорф, по крайней мере публично, больше не возражал против него.

Таким образом, несмотря на энергичную поддержку, которую в начале июля немецкие военные оказывали плану создания немецкой колониальной державы в Крыму и на соседней территории, фактически для реализации этого плана почти ничего не было сделано.

Некоторые российские источники утверждают, что немецкие власти занималась поиском мест расселения немцев в Крыму, разработкой схем строительства новых железнодорожных путей и морских портов, а также скупкой недвижимости, однако никакие официальные документы не подтверждают этого.

Правда, лидеры поселенцев не соглашались с тем, что обсуждение их предложений завершилось безрезультатно. Через некоторое время, 22 августа 1918 года, тайный совет немецких колонистов Причерноморья во главе с пастором Винклером подал новому министру иностранных дел Паулю фон Гинце большой меморандум.

В нем содержался план создания «поселенческой территории в Причерноморье под полной защитой Германии». Лидеры колонистов прогнозировали преобразования того, что они абстрактно называли «поселенческой территорией» (в которую входил не только Крым, но и соседняя Таврия, южная часть Екатеринославской губернии и южная Бессарабия, в частности — устье Дуная), в неотъемлемую часть империи.

Кроме того, они отвергали предложенный ранее союз этой колониальной державы с Украиной. Вместо этого они призвали распространить немецкий сферу влияния на все Северное Причерноморье до Донской области, что обеспечило бы немцам надежный сухопутный коридор в Персию, Афганистан и Индию.

МИД Германии не спешил с ответом на меморандум. Министерство ответило только в середине сентября короткой нотой председателю Общества немецких поселений и миграции.

В ней неприемлемость плана концентрации восточных немецких колонистов в Причерноморье обосновывался «непрактичностью».

Однако представители поселенцев продолжали добиваться реализации своего плана и назначили на 5 ноября 1918 съезд колонистов Крыма и Южной Украины, который, впрочем, так и не состоялся.

Поражение Берлина в Первой мировой войне сняла с повестки дня все вопросы о независимости немецких колонистов в Причерноморье.