О блоге

Генический блог - для всех, желающих самостоятельно разместить свои стихи, рассказы, скетчи, интересные случаи из жизни. Для общения, для творчества и для самовыражения.

Мы рады видеть вас на страницах нашего журнала

Поиск
Реклама
Реклама
Видео дня
Видео
Цитата дня
Цитата
История, от Геродота до бабы Параски

Геродот, отец истории, отправился по Гнилому морю в путешествие. Доплыл на утлом челне до моря мелководного. Стоят на глиняном обрыве две старушки и истории всякие друг другу рассказывают. Решил мудрец издалека послушать. Час слушал. Два слушал. Три часа послушал. И вы себе думаете, что ему надоело? Да нет. Просто понял человек, что никакой он не отец истории.

Апостол Андрей Первозванный остановился на долгом пути в северные страны в роще. Говорили ему, что здесь рыбаки живут. Посидел он немного, смотрит – на дороге столб пыли. Едет рыбак. На «Ниве». Он ему:
— Здравствуй, добрый человек. Кто ты есть будешь?
— Я – рыбак.
— Будешь отныне ловцом душ человеческих.
— Н-не-е-е, почтенный, души человеческие у нас, вон, рыбнадзор из Киева приехал ловить. Еле ноги унес.
Решил тогда апостол христова призыва и сам на горы киевские податься. Наверное там ловля душ человеческих действительно налажена.

Повел великий царь Гистасп Дарий непобедимый персов на Скифию. Долго шло войско по безводной степи, пока не дошло до нашего рынка. Пошел по рынку царь. Смотрит – персики. Спрашивает:
— Почем?
— По двенадцать.
— Да у нас в Персии эти ягоды вообще бесплатны. – возмутился царь.
— А у нас в Джанкое – по червонцу, — плюс дорога… А до вашей Персии на электричке как доехать?

Князю Бравлину места здешние не по нраву пришлись: транспорт не работает. Никуда не дозвониться толком. Мороженого и квасу холодного не подают. Пришлось ему идти Тавриду греческую грабить.
Гордый Мстислав в Тмуторокани своей сидел-сидел. А что: виноград, рыба, огородное – так все свое. Море, опять же. Так чего в какую-то даль забираться?
Владимир Ясно Солнышко вообще не заметил наших мест, потому что ослеп намедни. Зато обратно с молодой женой по Днепру, на яхте полста гребцов довезли. Сейчас один мотор всех заменит. А тогда…

Приходил Витовт из пущей да буреломов литовских. Если бы у нас задержался – не видать бы ему Крыма как своих ушей. А так – и с генуэзцами договорился, и с ханом вопросы порешал. (Или порешил?).

Султану же турецкому наша соль понравилась. Показалось, что вкус малины у нее есть. На самом деле это кто-то жмых от бузы, пива ногайского, в озерцо вылил, она и высохла, вместе с солью. Это уже потом стали тут ядреный самогон варить.

Богдашка Хмельницкий, когда еще гетьманом знаменитым не был, говорят, с корешками своими на конях по катакомбам скакал. Хотел в тыл ногаям выйти, сабельным ударом достичь скорой победы. Да какой там: выскакивают они из подземелий, а вокруг только одни кони сами пасутся. Тишь и благодать вокруг, если не считать зноя пекучего. Вот от него и благодать: кому захочется по такой жаре что-то делать, тем более биться в кровавой сече. Лучше в море окунуться лишний раз.

Походило сими местами воинство под предводительством генерала Ласси, Петра Петровича. Они-то и должны были стать здесь первыми курортниками, да не судилось. Измученная армия до того разочаровалась местным сервисом, что на скорую руку собрало мост из бочек и переправилось в Кырым. Достопочтенному же адмиралу Грейгу пришлось отряжать гребную флотилию де Фермора, чтобы подкормить голодных гренадеров.
Фамилии-то все иноземные. Как будто и сейчас мы ждем, чтобы кто-то нам здесь жизнь улучшил.

(Вот в давние времена скинулись колонисты да купечество, построили железную дорогу. Кто-то из первобытных лимитчиков поехал в столицы счастья искать. Проводники в вагонах – все свои. Ну передали там вишенки, персиков, арбузов, грушек с айвой. А один перекупщик возьми, да и пойди к Зимнему торговать. Так и стали наши люди поставщиками императорского двора.)

Через полтора века наведались англичане с французами. Да народу здешнему тогда не в настроение все это пришлось. Фарцу, и ту только через сто лет придумали. Почувствовали эту злость иноземцы, только и решились, что издалека пушками попугать. Не учли одного: генический характер таков, что пока что вблизи не увидят, не пощупают, ничего им не интересно, а тем более – не страшно.

Пришла английская эскадра снова через полвека. Люди вроде ничего. Дружелюбные. Обращаются к людям на чистейшем русском. Через переводчика, конечно… Не понимают!!!
Хорошо, нашелся конюх из экспедиции.
Поиграли в футбол с местными и поняли: за будущее этих людей беспокоиться нечего, а городишко для британской короны интереса не представляет, а даже опасен. Кто в этом городке немного поживет, — заразится от местного народца всяким вредным привычкам, особенно пагубные из которых – неуважение к любой власти и патологическая лень.

Птахов, матрос революционный, решил геничан с ходу распропагандировать. Собрал не очень много слушателей. Те, пока он говорил, головами все кивали. Потом пересказывали по дворам. Каждый – на свой лад. Сплетни всякие пошли. Так на второй раз и слушать никто не пошел: геничане все и всегда про всех знают. Вот и повадились красные целыми эскадронами. А чего! Тихо, спокойно, фрукты всякой полно. Подкрепились – и на Врангеля.
Опять же, потом и Сиваш пешком перешли. Очень даже удобно, если бы не вода холодная.

Раззадорился Никита Сергеевич, поматерив от души агрономов да председателей. Решил было остров Бирючий Фиделю Кастро подарить, так у него такого добра хватает. Даже с избытком. Кукуруза на острове этом не растет. Бестолковый, в общем, островок. Городишко – тихий слишком. Не даром же сюда, однако, Кукрыниксы эти приезжают.
Поуспокоился малость, да и поехал в ООН туфлей по трибуне стучать.

Больше никто к нам не заезжал. Только артисты одни. Был пару раз Гнатюк. Ненастоящий который. Настоящий с Виктором Андреичем прибыл, как старый мушкетер, тридцать лет спустя. Песни тут пел под баян. Душа человек. А Виктор Андреич рассказал, как его в институте москалем звали, а в родном селе – бендерой. Когда смотрит, а половина аудитории – из солнечной Ферганы и с берегов великой украинской реки Зерафшан. И людям все равно, где запад, а где восток. И в Европу никто не собирается. Говорят, нам и здесь хорошо, тока бы рыбку разрешали ловить с моста, а торговать – с земли.

Наталья Михайловна, так та наш городок прямо-таки полюбила вместе со свом верным подкаблучником. Народу, правда, собирается с каждым новым визитом все меньше. Зато памятник Ленину есть. Что и главному коммунисту по нраву, и его то ли врагу, то ли союзнику, Сан Санычу, самому хитрому из… политиков. Его министр сироп народу в уши лил, пока в Кабинет не попал. А за спиной-то – обувной заводик. Дети пристроены. Галстуки – у американского президента таких нет. А то, что когда-то сделал зарплату училки начальной меньше, чем у уборщицы, так то – забыли давно.

А вот бабу Параску надо к нам на стажировку. Пущай потренируется с месяц на рыбном ряду. Выдержит – значит прямая дорога ей в оппозицию. Ни один Янукович от нее не уйдет через дверь. Да только вряд ли. Наш рыбный ряд – хуже парламента. Все про всех знают. Вместо черного пи-ара – кулак под нос. А то и расшиперят, словно судака в коптилке.