В.Дубровин "Западное побережье Азовского моря в июле – декабре 1855г"

часть третья

Данный очерк написан в продолжение материалов «Чёрный туман в проливе Тонкий» и "Арабатская стрелка в июне 1855г."
Библиографический список и остальные справки, что помещены там, в полной мере касаются текста, приведенного ниже.

            В самом конце июля «Лёгкая эскадра» ушла из Азовского моря, а когда через неделю вернулась, в составе её можно было видеть только 5 судов, да и те, судя по их дальнейшим действиям, имели предписание ограничить своё пребывание западной частью моря. Начальствует над эскадрой всё тот же Шерард Осборн, его повысили в звании до капитана, под его командой «Везувий», «Спорщик», «Весер», «Крекер» и «Дробилка». Собственно и этим пароходам нечего, кажется, было делать на дважды разоренном и сожженном пространстве от Казантипа до Кирилловки. Но капитан Осборн имел инструкции, в которых чётко было прописано, что делать, даже когда делать нечего. Он не торопясь, с расстановкой проходит эскадрой вдоль 110 верстной Арабатской стрелки и приказывает заново предать огню все, где хоть чуть снова затеплилась жизнь. А что б вообще превратить Арабатку в совершеннейшую пустыню, англичане и колодцы засыпают, оставшиеся на трассе бывшего тракта и местах бывших поселений.

            Шестого августа суда эскадры появляются у самого Геническа. К тому времени у западной окраины местечка обосновались несколько лагерей с войсками, на берегу и поверху обрывов и склонов велись работы по устройству артиллерийской батареи, земляных укреплений, траншей. В море, вдоль берега, «что бы затруднить подходы вражеских канонерок», было затоплено ещё несколько груженых углем судов. Сменился и командующий Геническим отрядом, теперь исполнял эту должность генерал-майор Вагнер, боевой командир, имеющий немалый опыт охраны и обороны побережий. Напрасно М.Д.Горчаков не послал генерала в Геническ с самого начала, многие неприятности не случились бы. Теперь же было слишком поздно, хотя, всё же лучше чем никогда, война, как-никак продолжалась.

            По приходу, 6 августа, эскадра подвергает Геническ и окрестности длительной бомбардировке и повторяет бомбардировку 11 августа, уделяя особое внимание в обоих случаях воинским лагерям и укреплениям . В день 11 августа и на следующий англичане подвергли обстрелам также прибрежные сёла Кириловка и Горелое, «разрушали склады», выражаясь языком Осборна. В эти же дни, на Арабатской стрелке, в 35 верстах от Геническа, высадившийся десант англичан вынудил казачий пикет оставить свой пост и отступить.

Фрагмент картины худ. Брукера Орудие на Змее
Фрагмент картины худ. Брукера "Орудие на Змее"

            К 11 августа неприятель оттеснил пикеты на Стрелке уже до восьмой, версты, захватив, таким образом, участок косы протяжённостью в 40 вёрст. И всё это на фоне усиленной бомбардировки всего западного побережья. Несколько дней союзники хозяйничали на захваченном участке Стрелки. Казаки доложили, что неприятель налаживает переброску лёгких шлюпок и плоскодонных рыбацких баркасов в Сиваш и обратно. Как будто всё указывало на то, что англичане вновь собирались плыть к Чонгарскому мосту. Тут ещё подали сигнал тревоги в Петербург русские дипломаты из Брюсселя, к которым попал материал об июньских попытках Осборна найти проходы в Сиваше. Всё это было очень похоже на обычную демонстрацию – показная суета на Стрелке, подброшенные очень вовремя по дипканалам устаревшие сведения, но делать нечего, такими вещами не шутят и нужно было принимать меры. Переоборудовали и вооружили трёхфунтовыми пушками несколько малых торговых судов из числа стоящих в проливе "Тонкий", укомплектовали экипажами из моряков Керченского морского полубатальона и присоединили к существующему отряду азовских гребных канонерок. Новое соединение получило название «Сивашская гребная флотилия» и приступило к усиленному патрулированию сивашских вод. Войска, непосредственно охранявшие Чонгарский мост, тоже были усилены, по оконечностям предмостных дамб устроили батареи тяжелых орудий.

            Между тем Осборн выискивает новые возможности нанесения ущерба, его канонерки рыщут у берегов Утлюкского залива, высаживают на высокие обрывистые берега разведчиков и те обнаруживают к северу от Геническа, у посёлка Атмонай, множество больших стогов сена, заготовленного, видимо, на зиму для обозников, следующих по тракту. Скирдовать сено вблизи берега явная оплошность заготовителей и Осборн не упустил воспользоваться. Последовала высадка десанта морской пехоты, числом в 45 человек, с ними группа поджигателей. Англичане принялись жечь стога, дым, пламя заметили с ближайших наблюдательных постов. Прибывшие уланы два раза устремлялись в атаку на неприятеля, но каждый раз их встречал винтовочный огонь шеренги морских пехотинцев и кавалеристы поворачивали и должны были держаться на расстоянии. Видимо, сил улан оказалось недостаточно. В свою очередь, англичане опасались удаляться от берега и жгли то, что находилось поближе. Всё-таки сгорело много – «…хватило бы для 1000 лошадей в течение 2 месяцев», по оценке англичан.

            Англичане входят вооруженными шлюпками, насколько позволяют глубины, в речку Большой Утлюк, напугав пастухов овечьих стад, тычутся в устья других речушек. И всё продолжаются обстрелы Геническа. Обстрелы эти не сильно досаждают защитникам местечка, потери от них - один, два раненых в месяц; работам по укреплению обороны они тоже не создают особых помех. Войска в Геническе продолжают усиливаться тяжёлой артиллерией, поступают боевые ракеты. Казаков обучают обращению с этим новым для них видом оружия. По численности местный отряд возрос втрое против прежнего и замена командующего укрепило руководство войском, так что князю Горчакову теперь-то, кажется, можно было особо не опасаться за обстановку в этой части Крыма. Тем более, что и силы союзников в Азовском море фактически были уменьшены втрое против того, что бывало раньше и ничего особенного неприятель в Геническе больше не предпринимал; суета по перетаскиванию шлюпок в Сиваш тоже как-то незаметно и довольно скоро сошла на нет, только-то и осталось, что обстрелы. Обстреливался Геническ 15, 18, и 19 августа. Одновременно, 18 и

            19 августа в заливе Арабат канонерки «Весер» и «Крекер» обстреливали мост, строения, жилища. Побережье залива Арабат находилось в буферной зоне между русскими и союзниками, ничьих войск, никаких военных запасов там не было и обстрел селений, казалось бы, не поддаётся никакой мотивации. И это не единственный известный случай. 19 августа «Крекер» в Казантипском заливе, открывает огонь по селению, находящемуся так же в буферной зоне, затем высаживает из шлюпок десант. Здесь англичане выжигают рыбацкие станы, сушильни, рыбачьи лодки, запасы зерна и сена местных жителей, уничтожают домашний и рабочий скот, то есть полностью лишают их средств к существованию в преддверии грядущей зимы. В эти же дни обстреливаются и посёлки на берегу Утлюкского залива, к северу от Геническа.

            Англичане продолжают разведывать подходы к берегам, обстановку в окрестностях, пытаются завести агентуру среди местного населения, захватывают в плен, допрашивают и подвергают психологической обработке местных жителей, как например, крестьянина деревни Горелая Петра Жадана. Какую – то информацию выудить, видимо, им удаётся, потому что издаётся специальный приказ «О внушении офицерам Генического отряда, дабы они в публичных местах не рассказывали о передвижении наших войск и о правительственных распоряжениях». Неприятельские канонерки, ограниченные в своём действии западной частью моря, назойливо вьются у берегов как осенние мухи. Казаки, уланы то и дело скачут по вызову сторожевых постов предотвращать очередную высадку мелких десантов. Вновь обстреливается Кирилловка.

            23 августа бомбардируется Геническ. Наблюдатели англичан с мачт судов видят, что в Геническе постоянно меняется обстановка. Прибывают войска, артиллерия, вырастают новые лагеря, потом куда-то это всё исчезает и вновь появляются новые войска, новые палатки, парки. Всё это связано и с перегруппировкой войск в Крыму и с продолжающимся укреплением обороны местности. Вдоль берегов не прекращаются работы по сооружению новых траншей, укрытий от огня, позиций для артиллерии. Соответственно и неотрывное нахождение кораблей неприятеля на Геническом рейде, частые обстрелы. Уже перед самым уходом части кораблей эскадры в Севастополь, 24-го августа, «Везувий» привёз с собой и спустил на воду более десятка лёгких шлюпок. Они чуть ли не половину дня бороздили море взад-вперёд, всего в нескольких сотнях метров от берега. Видимо союзники хотели вызвать огонь береговой обороны. Нечто похожее Осборн пытался применить в Таганроге месяц назад. Тогда огонь по ним не открывался, не открыли огонь и в Геническе. Поднявши вновь шлюпки на борт, неприятель удалился.

            Канонерки «Весер» и «Спорщик» отправились к Севастополю, где назревал последний штурм, а Осборну приказано было отрядом в составе: шлюп «Везувий», канонерки «Дробилка» и «Крекер» перейти к Таганрогу и стать на 18-ти футовом рейде в ожидании исхода событий под Севастополем. Факт нахождения под орудиями эскадры самого крупного города на Азовском море и само расположение эскадры в глубине территории Российской империи англичане собирались использовать на переговорах о мире, которого, как они ожидали, запросят русские после падения Севастополя.

            В ночь с 27 на 28 августа Севастополь был оставлен русскими войсками, но британцы просчитались, мира никто не просил, война продолжалась.

            

            Дубровин В.М.

             Читать далее..

            термины, справочник и библиография

            Еще от автора - В.Дубровин "Крестный отец Геническа"

            Еще от автора - В.Дубровин "Чёрный туман в проливе Тонкий"

            Еще от автора - В.Дубровин "Арабатская стрелка в июне 1855"

Вернуться в раздел "Статьи и публикации"
Вернуться на первую страницу сайта

Информация получена и размещена 9-11-2011


www.genichesk.com.ua ©

2004–2018 © www.genichesk.com.ua
Администратор сайта — Семен Абрамович Кац (с)
Защита фото и авторской графики
Есть что сказать?