В.Дубровин "Западное побережье Азовского моря в июле – декабре 1855г"

окончание

Данный очерк написан в продолжение материалов «Чёрный туман в проливе Тонкий» и "Арабатская стрелка в июне 1855г."
Библиографический список и остальные справки, что помещены там, в полной мере касаются текста, приведенного ниже.

            Наступил сентябрь. Корабли Осборна ещё несколько дней грабили и разоряли селения в Таганрогском заливе, затем Осборн повёл эскадру к Арабатской стрелке. За кормой "Везувия" вился пух ощипываемых кур, "реквизированных" у местных жителей. У Арабатки к трем судам Осборна присоединились вернувшиеся из-под Севастополя «Горячий», «Рекрут» и «Весер». "Лёгкая эскадра" увеличилась до 6 судов. Неприятель крейсирует в западной части моря, почти ежедневно появляясь ввиду Геническа.

            К этому времени коса Арабатская стрелка стараниями союзников превратилась в пустыню настолько, что причинить ей ещё какой-то вред было уже невозможно, а укреплённый Геническ был союзникам не по зубам и бомбардировки его были пустой тратой времени и зарядов. Но ещё можно было эксплуатировать тему угрозы Чонгарскому мосту и в штабе контр-адмирала Лайонса, разрабатывают хитроумные планы. Так, 5 сентября, лейтенант Георг Дэй, командир канонерки «Рекрут», ночной порой в одиночку высадился на Арабатку верстах в восьми от Генического пролива, пробираясь по береговым зарослям, по лиманам, достиг пролива, прокрался за его поворот, где стояли канонерки Сивашской флотилии. Они интересовали англичан в первую очередь. Нападение на канонерки, охранявшие Чонгарский мост, оживило бы опасения русского командования, заставило бы отвлечь на защиту моста дополнительные воинские подразделения. Попутно англичан интересовали сведения о переправе (пароме), о батареях, устроенных на высоком берегу над проливом. Вернувшись, Дэй доложил, что канонерки стоят без команд, охрана слаба и вполне возможно внезапное нападение. Осборн тут же и приступил к подготовке этого внезапного нападения. Но дело не сложилось. Дневное наблюдение с высоких мачт английских кораблей обнаружило у канонерок в проливе движение, появились сомнения.

            Осборн вторично посылает лейтенанта в ночную разведку. Разведчик вновь отправляется в путь, всю ночь проводит в разведке и перед рассветом возвращается утомлённый до такой степени, что падает, не добравшись до шлюпки и его подбирает посланная на розыск команда. На этот раз он приносит сведения, что команды канонерок точно все на местах и враг начеку. Одним словом нападение не состоялось. После войны за эти труды офицеру вручат Викторию Кросс. Однако, проведя две ночи в воде и на холодном ветру (по нынешнему календарю это соответствует 17 сентября), лейтенант утратил здоровье и в конце концов должен будет оставить службу.

            Через несколько дней, 11 сентября, союзники начинают превентивную военную операцию против русских войск в Тамани и Фанагории, в которой участвует и «Лёгкая эскадра». Всего к операции привлекается 23 боевых судна. Там высаживается крупный десант в 900 человек, который при поддержке эскадренной артиллерии громит полевые укрепления и военные лагеря, уничтожая таким образом базу для возможного штурма Керчи русскими войсками зимой через замёрзший пролив. «Лёгкой эскадре» в этой операции досталось бомбардировать Темрюк с угрозой высадки, отвлекая силы русских войск от защиты Тамани и Фанагории.

            У князя Горчакова были свои опасения, что после зимы союзники попытаются вытеснить русскую армию из Крыма. Расположение войск неприятеля у Севастополя, в Керчи и Евпатории, вынудило князя разместить свои главные силы в окрестностях Севастополя, наблюдательный корпус между Евпаторией и Симферополем, гренадерский корпус у Перекопа, наблюдательный отряд генерала Врангеля на Керченском полуострове и отряд генерал-майора Вагнера у Геническа. Геническ продолжают укреплять, сюда направляют всё больше войск. Местечко становится сборным пунктом для прибывающих из центральных губерний дружин ополчения. Здесь они получают назначение кому в Крым, кому на Азовское побережье, кому на побережье Черноморское. 10 дружин отсюда отправляются в таганрогский отряд, 7 дружин – в ростовский отряд. В самом Геническе тамбовское ополчение сменяет стоящие здесь резервные батальоны.

Французский шлюп Катон(Caton)
Французский шлюп "Катон"(Caton)

            После участия в Тамано-Фанагорийской операции, отряд кораблей Осборна остаётся в восточной части моря. Города Бердянск, Мариуполь, Таганрог продолжают оставаться неприкосновенными, но неприятель обращает свою мощь против прибрежных сельских и рыбачьих поселений. Французские корабли «Катон» и «Фултон» крейсировали у южного побережья, от Должанской до Темрюка. В западной части моря всю осень находился французский шлюп «Брандон», он буквально «прописался» на рейде Геническа, не оставляя без внимания и самый дальний уголок Утлюкского залива.

            К концу сентября адмирал Лайонс отозвал несколько канонерок с Азовского моря для привлечения их к штурму Кинбурна (Днепровский лиман). Остались «Везувий», «Горячий», «Рекрут» и «Весер». Они действовали разрозненно, больше в центральной и восточной части моря, в своём обычном стиле, как-то: разгромят хуторок, где-то сожгут стог – другой сена, подожгут амбар, разобьют артиллерийским огнём пусть даже старые, рассохшиеся рыбачьи лодки на берегу и т.д. Однако, наряду с такими «военными действиями», случилось как-то и более значительное дело. 29 сентября, «Везувий», «Рекрут» и «Весер» подошли к Арабатской стрелке. Командир канонерки «Весер» Коммерел, со своими старшиной и матросом, высадились на Стрелку, напротив устья реки Салгир, «…после тяжёлого и опасного путешествия они достигли цели-склада зерна и подожгли его» (Wikipedia). Были замечены казачьим постом, преследовались, но ушли. Командир и старшина за это после окончания войны получили на грудь «Викторию Кросс».

            Как выяснилось позже, сожгли англичане не «склад зерна», а всего лишь стожок сена. Сразу и не понять, как это за простой, мелкий поджог можно так отличиться и почему такое пустяковое дело поручили именно командиру судна. Но всё дело в том, что этот участок Сиваша, где находится устье Салгира, и который называется «Шакалинское сужение», очень узок (полтора километра), очень мелок ( местами меньше метра) и имеет на большей части твёрдое дно.

            Это брод с центральной части Арабатской стрелки непосредственно в Крым, известный со времён крымских походов. Англичане вели разведку брода ни больше, ни меньше. Они ночью перетащили гичку поперёк Арабатской стрелки в Сиваш, переплыли его, прошли ещё несколько миль, по их словам, и с рассветом затаились. Местность там малолюдна, разведчики без особых помех осмотрелись, высмотрели что нужно и перед уходом подожгли стог сена. Пожар заметили с казачьего поста, расположенного в ближайшем селении, показались конные и англичане бросились бежать к шлюпке. Спасло их то, что между ними и казаками оказалось вязкое, совершенно непроходимое для лошадей, сивашское болото. Англичане и сами в болоте том чуть не остались, а кое-кто из них и свою обувь там оставил. И был совсем безнадёжный момент, когда один из казаков выскочил-таки прямо на англичан в нескольких десятках метров. На этот раз спас их револьвер, из которого Коммерел пулю за пулей выпускал в стремительно приближающегося всадника. Он не попал, но казак, огорошенный никогда не виданным оружием, стреляющим непрерывно и без перезарядки, осадил коня и повернул обратно.

            Не нужно было англичанам зажигать тот стожок, не стоил он их жизней, но иначе, видимо, было нельзя. Можно понять так, что разведчики должны были обозначить своё местонахождение на неприятельской территории для наблюдателей на мачтах «Везувия», ввиду особо важного значения этой разведки. С другой стороны, зная англичан, нельзя не предположить, что имело место не так разведки как её демонстрации для русского командования. Через несколько дней после того случая, в Керчь прибыло около 10 тысяч неприятельских войск. 7-го октября русское командование узнало об этом и отреагировало немедленно. Усилили Керченский отряд генерала Врангеля на Ак-Монайском перешейке пехотной бригадой, тяжелой артиллерийской батареей и двумя дружинами калужского ополчения. Генический отряд генерал-майора Вагнера, так же был усилен тремя дружинами тульского ополчения. Этим всё и закончилось.

            Десятитысячный отряд союзников так никуда и не двинулся из Керчи. Были ли у неприятеля какие-либо серьёзные намерения или была просто демонстрация, проверка реакции командования российских войск, неизвестно. Что же касается склада зерна, за якобы уничтожение которого командира Коммерела наградили Victoria Cross, то действительно, на берегу Салгира находился небольшой бунт из мешков с зерном, приготовленных к отправке. Об этом свидетельствовали сами разведчики в своих более поздних интервью репортёрам британских газет. Склад этот полностью уцелел. Его никто и не поджигал, не до него было. Но эта мнимая или действительная разведка - единичный случай. В остальном, «боевые действия» эскадры в этот период – это всё та - же, продолжающаяся бесконечная война на уничтожение против населения. В оставшийся осенний период англичане свирепствовали исключительно в восточной части моря, бомбардируя селения по несколько раз и лишь изредка появляясь у Геническа.

            Ближе к концу октября французские суда покинули Азовское море, а в ноябре они начали уходить и из Чёрного моря. Покинули рейды Таганрога, Мариуполя, Бердянска и ушли на зимовку в Керчь торговые суда нейтральных стран, пришедшие за грузами Гопцевича, но не дождавшиеся их. Итог этой "торговой" операции таков, что три самых крупных города и порта Азовского моря оказались фактически выведенными из войны до самого её конца, но русского хлеба ни Англия ни Франция, ни «нейтральная» Австрия не получили ни зёрнышка. Ни один историк Крымской войны не разбирает вопрос, насколько продовольственные проблемы Европы ускорили заключение мира, мало того- ни один из них ни словом не упоминает об военно-торговой операции с участием Гопцевича и это понятно - союзники в этом деле остались с носом, а русское правительство не спешило раскрывать свои секреты. Так это и продолжалось до самого до нашего времени. А тогда британцы закончили свои дела большим сражением у Ейска и вышли из моря 28 октября, при крепком шторме, с морозом, продолжавшемся больше недели.

            Переждав непогоду, 7 ноября Осборн входит в Азовское море с группой судов: «Везувий», «Горячий», «Шлак» и с ними вернувшаяся в состав «Лёгкой эскадры» «Змея», на разведку портов Мариуполя, Таганрога, Бердянска. Рапортом сообщает контр-адмиралу Лайонсу, что рейды Таганрога, Мариуполя, Бердянска пусты, что реки покрыты льдом, а море замёрзло на несколько миль от берега. Западная часть моря оставалась свободной ото льда и Осборн посылает шлюп «Горячий» и канонерку «Змея» для патрулирования от Еникале до Геническа «что бы даже и шлюпка русских не смела показаться в море».

            11 ноября они обстреляли Геническ и это был последний обстрел местечка, а прозвучавшие выстрелы, видимо последними выстрелами на Азовском море в той войне. Первые выстрелы, напомню, были сделаны всё той же канонеркой «Змея» 12 мая, по Павловской батарее у Керчи. Англичане показались перед Геническом ещё раз 16 ноября и более не появлялись. В ноябре, декабре, французские лёгкие суда ушли с Черноморского театра военных действий домой, во Францию. Англичане ещё оставались и в декабре Осборн в последний раз вывел свои пароходы в Азовское море, осмотреться. Зимовала «Лёгкая эскадра» в сожжённой и разграбленной союзниками Керчи. Наступил 1856 год. В феврале начались переговоры о мире, 18 марта, в Париже, мир был подписан.

            Этим очерком завершается цикл о происходивших событиях на западных берегах Азовского моря в Крымскую войну. Полностью история Азовской кампании 1855г, под названием «Керченские ключи Ростова на Дону» напечатана в военно-историческом журнале Military Крым, №17 - №20, адрес: Украина, Крым, 95053, Симферополь, 53, А/я2925, тел.(0652)517773.

            

            Дубровин В.М.

             В начало

            термины, справочник и библиография

            Еще от автора - В.Дубровин "Крестный отец Геническа"

            Еще от автора - В.Дубровин "Чёрный туман в проливе Тонкий"

            Еще от автора - В.Дубровин "Арабатская стрелка в июне 1855"

Вернуться в раздел "Статьи и публикации"
Вернуться на первую страницу сайта

Информация получена и размещена 10-11-2011


www.genichesk.com.ua ©

2004–2018 © www.genichesk.com.ua
Администратор сайта — Семен Абрамович Кац (с)
Защита фото и авторской графики
Есть что сказать?