О блоге

Генический блог - для всех, желающих самостоятельно разместить свои стихи, рассказы, скетчи, интересные случаи из жизни. Для общения, для творчества и для самовыражения.

Мы рады видеть вас на страницах нашего журнала

Поиск
Реклама
Реклама
Видео дня
Видео
Цитата дня
Цитата
О Президентах и Майдане

Беды близкие, беды далёкие от тебя… Но и на них разве же может не откликнуться сердце? Вот, когда писалась глава предыдущая — 10 апреля 2011 года, — исполнилась как раз печальная годовщина гибели под Смоленском ТУ-154-го, на котором, во главе с президентом Польши Лехом Качинским, летела правительственная делегация: поклониться памяти соотечественников, расстрелянных в 1940 году под Катынью. В авиакатастрофе не выжил никто. 96 человек!

Вечная память и тем тысячам безвинно погибших от рук Сталина, Берии, и этим девяноста шести, так нелепо — за что же, за что ?! — пополнившим смертный счёт того давнего времени.

И среди этих последних — я теперь только услышал и увидел это в передаче по телевидению — был самый старый из всех человек, президент Польши в изгнании Качеровский. Он — архивная съёмка — и на экране мелькнул: седой, высокий, стройный несмотря на преклонный возраст, и подобранный человек. И только я услышал фамилию, вдобавок к этой, можно сказать, знакомой фигуре, как подумал сразу же об учителе и классном руководителе нашем !

А что, в самом деле ?! Не знаю, насколько в Польше распространена такая фамилия, но ведь всё может быть — не родня ли наш Юрий Михайлович тому человеку, когда-то руководившему государством ? А отец его, Михаил Ефимович, расстрелянный всё теми же „зайчиками» в 1937-м, — не за „связь» ли как раз с высокопоставленным родственником ?

В Краеведческом музее, спасибо, открыли мне в интернете (появился у них интернет) страницу со списком погибших год назад на борту того самолёта. Среди них был Качеровский — я так на слух воспринял фамилию. Писалась же она, на чисто польский лад, верно, несколько иначе: Качоровски. Имя — Рышард, родился 26 ноября 1919 года.

Лёгкое разночтение фамилий меня не смутило. Нет, конечно, во времена расстрела Михаила Ефимовича, этот юный тогда Рышард не мог ещё быть президентом страны, но то, что, скажем, двоюродным братом нашего учителя — вполне может быть. Что ж, пусть теперь покопают музейщики: чего не бывает в нашей, как ни есть, удивительной жизни!

И удивительной, и печальной, если, уж к слову, заодно — о надеждах, которые порой не сбываются. Имею в виду — о чём недавно говорил здесь — Майдан, и то, что связано с ним.

Сколько надежд, действительно, было связано с этим! С незабываемыми днями, ночами такого чистого, бескорыстного, всеобщего братства людей, которое — мы не сомневались тогда! — приведёт нас в удивительную страну: ею, уж теперь непременно, в скором, ближайшем времени, должна была стать Украина! Родная наша земля.

И — обидно вдвойне! — всё разрушил тот, за кого мы там ратовали, на том холодном (в смысле — погоды) Майдане, на самом деле горячем, пылавшем не только оранжевым колером знамён, транспарантов и ленточек на рукавах наших курток, а сердцами людей, готовых на всё ради того, чтоб жить в свободной стране, свободной от лжи и коррупции, неправедного богатства новоявленных и старослужащих „паханов» и бедности тех, кто обобран правителями типа Азаровых-Януковичей.

Так и тянет выписать это с маленькой буквы — второе особенно! — ибо несмотря на представительную статуру, а на самом деле блошиность нынешнего гаранта, портреты его висят теперь повсеместно с прошлого года; и страшно особенно за судьбы детей, которые вынуждены созерцать этого идола в школах и даже чудом уцелевших ещё детских садах. Как же можно молиться преступному образу ?! Вот это, наверное, не есть ли самое безнравственное в нынешнем времени: растление душ с малолетства ?!

И кто, в конечном итоге, дал нам этого президента — достойного, поистине достойного, преемника своего ? Да он же, он, дорогой наш Виктор Андреевич Ющенко. „Так, Ющенко, так!..» — скандировал чистосердечно Майдан в ответ на пламенные его заверения: „Бандиты будутъ cudimu у тюрмах\». И где ж они сидят, те бандиты, сегодня ?!

Ах, Виктор Андреевич, „властитель слабый и лукавый»… Прав был не только Пушкин — пусть по другому поводу, и давно, — но и Саша, муж Сони, Александр Васильевич Василенко (а я, увлекающийся, не верил ему!), когда, ещё в самом начале, видя как „бухгалтерским жестом» поддёргивает он рукава пиджака, нарукавники как бы, говорил мне, что разве обыкновенный сельский бухгалтер может быть президентом страны ? Так же, как кухарка, управляющая страной — когда-то, по Ленину.

И вот, предал Украину, Майдан, предал Юлию Тимошенко, которая за него, когда выбыл из строя, был отравлен — дело тёмное до сих пор, и позорно тянется, как с убийством Гонгадзе, — с начала сентября 2004 года тащила на себе, на женских плечах, этот выборный воз. И выиграла — она — за него! — выиграла те президентские выборы.

И что же получила взамен ? Кроме унижений, за то время, когда была премьер-министром при нём, и не только должностных, но и, так сказать, уже чисто антиджентльменских, получила и предательство откровенное, неприкрытое, благодаря которому президентом стала не она, как должна бы, как уповали на это честные люди в 2010 году, а тот, кто ведёт теперь к полному краху страну. Вдобавок к этому, сводит счёты и с Юлей (в этом одном только имени — любовь тех, кто верит в неё!), и с её прежней командой — открывают шитые белыми нитками дела уголовные, таскают по следователям, допросам… И всё для чего ?
Ясней ясного! Если не посадить, то „пришить» ей судимость, чтоб устранить конкурента на будущих президентских выборах! Боятся её некоторые, „яйцом прибаханные», до куриного обморока, до дрожи в коленках.

И гибнет в результате того, что ныне творится, страна. Вот что сотворено Вами, Виктор Андреевич, вроде бы и умный мужик (перечёл специально старую предвыборную брошюрку, из коей следует, что Вашей реформой — когда пришла гривна взамен обесценившегося купона — была спасена Украина и прочее), вроде бы и умный — и так оскандалиться !

И думаешь — почему ? По молодости не дотянули до президента ? И прав был Саша, видя в Вас всего лишь простого бухгалтера ? Или так уж возжаждали Кресла на второй срок президентский, что это кресло, всё затмевая, стояло перед глазами, а не бедная Украина наша, над которой столько издевались, знущались, и которой, после избрания Вашего, давался в мире такой ни с чем не сравнимый карт-бланш ?

И Вы всё профукали — тоже испугавшись Юлии? — во имя одного лишь этого Кресла ?! А может, вот ещё думаешь, угрожали Вам — детям вашим безвинным, как и всякие дети ? И Вы вынуждены были подчиниться этой нечистой игре ? Если так, это ещё можно понять! А вот если — игре денежной, когда запахло на кухне „зелёными» ?..

Не знаю, не знаю. Но поступить так, как Вы, с Украиной… Политика — грязная кухня, говаривал когда-то, доброй памяти, наш с Соней дед. Что ж, сужу и со своей теперь колокольни. Уж какая ни есть, да моя.

Впрочем, в одном — надо быть справедливым — отдаю Вам должное всё-таки: Голодомор. Вы вернули из небытия этот ужас 1933 года, когда едва ли не шесть миллионов жителей Украины (сколько точно — того теперь не узнать; но это первый из Холокостов!) были намеренно погублены существовавшим режимом.

Мне пришлось соприкоснуться с этой работой, и я знаю, о чём говорю. Архивные документы того времени, свидетельства глубоких стариков — чудом выживших очевидцев, — собирались в нашем районе (и так по всей Украине) и потом попали ко мне.

Полгода ужаса — когда делал книжку об этом. Она вышла осенью 2008 года. Но я теперь не могу, не хватает сил и мужества её перечитывать. И это — всего лишь один наш район Генический, крохотная толика Украины. А что говорить обо всей !..

Вот за это Вам — низкий поклон: за возвращение Памяти миллионов, безвинно погибших в Голодомор!

Но не за то, отнюдь, что Вы как раз, Вы, в конечном итоге, привели к президентству того, кем попраны ныне законы страны, человеческая порядочность, Конституция, того, кто открестился потом — в угоду „старшему брату» ? — от Голодомора, наплевав в душу своему же народу; а Севастополь — до 2042 года ?..

Всё, не буду больше об этом. Не потому даже, что чуждо оно тому, что пишу — я думаю, нет, — но повествование моё всё-таки о другом.

О жизни маленьких людей — как кому-то, быть может, покажется ? Но что оно, большие и маленькие ? Мы — люди. И Солнце на нашей планете Земля всем нам светит одно.

Александр Прихненко «Геничане»