О блоге

Генический блог - для всех, желающих самостоятельно разместить свои стихи, рассказы, скетчи, интересные случаи из жизни. Для общения, для творчества и для самовыражения.

Мы рады видеть вас на страницах нашего журнала

Поиск
Реклама
Видео дня

Таврия без полуострова. Почему УНР отказалась от Крыма

Таврия без полуострова. Почему УНР отказалась от Крыма

Сергей Громенко
историк, кандидат исторических наук, журналист
Вторник, 28 Ноября 2017, 11:00

Сами крымчане не доверяли ни украинцам, ни россиянам

24 (11) ноября 1917 года Малая Рада приняла закон о выборах в Украинское Учредительное Собрание, которым, среди прочего, подробно определила границы новообразованной Украинской Народной Республики. Если Третий универсал оперировал губерниями, то новый закон — уже уездами. Именно в нем было формально завершен длительный процесс определения, входит ли Крым в состав УНР. Как Универсал, так и новый закон показали что полуостров оставался вне украинского государства.

После свержения самодержавия и развертывания Украинской революции существовало три возможных варианта ответа на вопрос «Чей Крым?». Сначала обозначим российских политиков.

Почти все они, как консерваторы, так и либералы и большинство социалистов, считали, что вся Таврическая губерния, которая включала в себя Крымский полуостров и соразмерный часть материковой Украины, должна была остаться единой и неподконтрольной Киеву.

Второй вариант был распространен среди части украинских политиков: Таврическая губерния должна была опять таки остаться неделимой, но вместе с Крымом войти в состав Украины.

Был еще и третий вариант, который в конечном итоге и победил: губерния должна быть разделена на материковую и полуостровную части, на каждую из которых ждала своя собственная судьба.

Крымско-украинские дебаты 1917-го шли вокруг выбора между вторым и третьим вариантом.

Впервые пределы Украины и, соответственно, «Крымский вопрос» обсуждались на Всеукраинском национальном конгрессе 19-21 (6-8) апреля 1917 года в Киеве. Делегаты, которые в целом согласились, что «Украина мы называем край, заселенный полностью нашим украинским народом», высказывались как «за», так и «против» включения Крыма в состав автономной Украины.

В конце концов, ни одной резолюции по этому вопросу конгресс так и не принял, была лишь установлена квота представительства в Центральной Раде от Таврии — 3 человека.

В конце апреля первый был кооптирован в ее состав Юрий Дежур-Журов — житель Севастополя (по мнению Ярослава Дашкевича, он представлял крымских татар).

Тогдашнее понимание, в том числе и некоторая неопределенность относительно Крыма, было высказано в составленном Михаилом Грушевским и одобренном 22 (9) мая постановлении УЦР «Декларация по делам краевого комитета».

Среди 9 украинских называлась и Таврическая губерния, но отмечалось: «выделение неукраинских частей из этих губерний (…) предоставляется Краевой Раде, по согласованию с Временным правительством и населением этих территорий».

Ожидаемого согласия с Временным правительством не было достигнуто, и поэтому 23 (10) июня 1917-го Центральная Рада приняла Первый универсал. Хотя в нем и речь о курсе на автономию Украины, но ее географические предела не вырисовывались.

В ответ в Киев прибыла делегация Временного правительства во главе с Александром Керенским, которая 13 июля (30 июня) 1917-го провела переговоры с представителями Центральной Рады.

На следующий день Владимир Винниченко, докладывая на заседании Совета о ходе обсуждения границ Украины, рассказал: «Мною было отмечено, что мы считаем 10 губерний как бесспорные, остальные — как часть других губерний — должны быть изучены».

Однако и на этот раз формально решение не было принято. Поэтому, и во Втором универсале 16 (3) июля 1917 о границах Украины не было.

Между тем в начале августа (в конце июля по старому стилю) в Киев прибыла делегация Временного Крымско-мусульманского исполнительного комитета (Мусисполком) — революционного провода крымских татар — в составе Джафера Сейдамета и Амета Озенбашлы. В Киеве состоялись встречи делегатов с Грушевским, Винниченко и с секретарем межнациональных дел Александром Шульгиным.

Ежедневная кадетская газета «Речь» от 8 августа (26 июля) 1917 года писала: «Украинский совет посетила особая депутация мусульман, обратившихся с просьбой поддержать их стремление к установлению автономии в Крыму. Мусульмане выражают пожелание, чтобы Крым в территориальном отношении был присоединен к Украина ».

Однако в конце визита, 11 августа (29 июля), официальный орган Мусисполкома «Голос Татар» напечатал странное сообщение: «Обсудив притязания мусульман на автономию Крыма, Генеральный секретариат не согласился с некоторыми из них, признав вообще преждевременным делать какие-либо шаги прежде центрального правительства к решению вопроса о территории.

В то же время, Временный Крымско-мусульманский исполнительный комитет настоящим для восстановления истины заявляет, что им с подобным поручением ни одна делегация отправлена до Украинской Рады не была «.

Вероятнее всего, что причиной такого демарша со стороны Мусисполкома стало недоразумение с главного вопроса — принадлежности Крыма: то ли делегаты превысили свои полномочия, то ли Киев потребовал многого.

Сейдамет в своих мемуарах вспоминает, как тайно и без разрешения взял в приемной Винниченко карту Украины, на которой «горизонтальной прямой, начертанной от Кефе к Кезлев, Крымский полуостров был разрезан пополам, северная часть которого полностью выкрашены в цвет Украине.

Эта этнографическая карта полностью не соответствовала действительности, на севере Крыма даже в последние десятилетия усиленной русификации было очень мало украинцев, нигде в Крыму они не составляли большинства.

Соответственно, этой карте, основанной на неправде, они декларировали свои политические цели . Это и было для нас важным. В будущем эта карта принесла немалую пользу на пути к нашей независимости «.

Из этого факта, а также гнетущего впечатления, которое на него произвело личное общение с Винниченко, Сейдамет сделал неутешительный вывод: «Без сомнения, даже украинцам, с которыми мы поддерживали более или менее дружеские связи, полностью доверять было бы глупо.

Вполне возможно , что они стремились ослабить нас, воспользовавшись нашим противостоянием с россиянами, так и от них, естественно, можно было ожидать появления желания взять власть в Крыму в свои руки. поэтому идею независимости Крыма мы оберегали как от русских, так и от украинцев, одновременно надеясь и рассчитывая на покровительство Турции «.

Мощный удар по украинским территориальным амбициям нанесло Временное правительство, издав 17 (4) августа 1917-го «Временную инструкцию Генеральному секретариату», согласно которой украинская автономия распространялась только на губернии Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую и Черниговскую (и то с некоторыми исключениями ). Таким образом, вся Таврическая губерния изымалась из пределов Украины.

Последним раундом крымско-украинских переговоров, на котором состоялось определение сторон о принадлежности Крыма, стал проведенный в Киеве Съезд народов России, на котором намечалось разработать план реформирования русского централизованного государства в федерацию республик и областей. 19 (6) сентября делегация из 10 человек отправилась в Киев.

Съезд народов России происходил 21-28 (8-15) сентября под председательством Грушевского, доклад о революционном движении крымских татар на третий день делал Озенбашлы: «Пусть знают все, что крымские татары будут отстаивать свободу всех народов, но не позволят никому установить любую гегемонию на Крымском полуострове. На этот раз крымские татары уже не покинут своего края без упорной защиты своих прав и обретенной свободы «.

После длительных дебатов Съезд принял резолюцию о превращении России в федеративное государство. Ряд важных вопросов обсуждались в кулуарах — в частности, и о статусе Крыма.

Вот как об этом рассказывал на втором Всекрымском мусульманском съезде 14-15 (1-2) октября сам Челебиджихан: «Но перед нами встает новый вопрос: о границах. Мы нашли необходимым спросить у [Центрального] Совета:» входит Крымский полуостров в пределы вашей территориальной автономии «(…)

После десятидневного обсуждения на этом Съезде народов, между прочим, было принята резолюция о том, что Крым принадлежит крымцам. И на это я смотрю как на наш тактический успех, с чем они нас и поздравили, заявив: «можете управлять Крымом так, как вам заблагорассудится».

Мало того, как утверждал один из лидеров крымскотатарского национального движения Асан Айвазов, на Съезде Мусисполком «заключил договор с Советом о границах Крыма и о признании Украиной самостоятельности Крыма».

7 ноября (25 октября) 1917 г.. В ответ на большевистский переворот в Петрограде Центральная Рада создала Краевой комитет по охране революции в Украине. За два дня было опубликовано воззвание этого Комитета, который задекларировал распространение его власти «на всю Украину, на все девять губерний» — от Киевской до Таврической.

В это время Сейдамет вдруг прибыл в Киев для встречи с Симоном Петлюрой, и в частной беседе Грушевский и Шульгин заверили его, что под «Таврической губернией» понимается только Северная Таврия, а Крым в состав Украины не будет входить.

После того 20 (7) ноября был обнародован Третий универсал, который, в отличие от своих предшественников, четко очертил границы только что провозглашенной Украинской Народной Республики. Употребленное в Универсале словосочетание «Таврия (без Крыма)» приобрело значение государственной важности.

Так же в соответствии с п. 2 Закона о выборах в Украинское Учредительное Собрание, утвержденного 24 (11) ноября (вторая часть закона и утверждение его в целом произошло 29 (16) ноября), образовывалась, в числе прочих, Таврический избирательный округ, «в который входят Бердянский, Днепровский и Мелитопольский уезды Таврической губернии »

Наконец, 23 (10) декабря 1917-го в Киеве был создан проект Конституции УНР, п. 3 которого содержал описание территории государства и специально означал особный статус Крыма: «Территория Украинской Народной Республики занимает такие земли с преимущественно украинским населением, которые сейчас принадлежат к российского государству: губернии Киевскую, Подольскую (…) Херсонскую и Таврическую, исключая часть неукраинских (как Крым) с включением соседних украинских территорий».

Если национальное движение крымских татар беспрекословно признавало Украинскую Народную Республику и, вероятно, не возражало против ее границ, то общероссийская губернская власть, и остальные политические силы полуострова, кроме украинских, несмотря на свой антагонизм, выступили против разделения Таврической губернии, о чем свидетельствуют и многочисленные материалы тогдашней прессы.

Итак, на склоне 1917-го Украина окончательно определилась относительно судьбы Таврической губернии и статуса Крыма: Северная Таврия становилась частью УНР, Крымский полуостров имел право самостоятельно решать свою судьбу.

Отдельного документа о разграничении крымско-украинской границы обнаружить не удалось, но вероятнее всего, что он имел по умолчанию совпадать с административной чертой между Джанкойским и Днепровским уездами по Перекопа-Чонгару и между Феодосийским и Бердянским уездами по Геническому проливу.

С «крымского» стороны такой вариант решения вопроса о границах устраивал только Мусисполком, однако остальные политические силы отказывалась признавать разделение Таврической губернии на «украинскую» и полуостровную часть, откладывая решение проблемы до выборов в местные учредительные собрания.

Такая «половинчатая» ситуация продлилась недолго — с конца ноября 1917 по середину января 1918 года. После узурпации власти в Крыму большевиками Украина была вынуждена пересмотреть своем отношении к статусу полуострова.

Перевод с украинского проекта Наша революция сделан админом сайта genichesk.com.ua